Чем пахнет инсулин
Sansara58.ru

Медицинский портал

Чем пахнет инсулин

Чем пахнет диабет?

У сердечников запах корвалола, у алкоголиков – перегара, а чем пахнет от больных диабетом?

Вообще запах корвалола у сердечников – это скорее миф, поскольку при болезнях сердечно-сосудистой системы это наркотическое средство не поможет.

Ну а диабет может в некоторых случаях «пахнуть» ацетоном, мочеными яблоками, а в терминальных стадиях – еще и мочевиной. Но это не значит, что от каждого диабетика будет какой-то специфический запах.

Диабет – это заболевание, которое известно невозможностью “усваивать” сахар клетками, из-за чего тот накапливается в крови. Заболевание характерно для людей с недостаточным образованием инсулина поджелудочной железой по причине патологии той и невозможностью синтезировать либо заболевание генетически обусловленное с недостаточностью фермента.

Запах ацетона, который бывает изо рта у страдающих диабетом не всегда проявляется, а только в момент декомпенсации, когда уже наблюдается себя кетоацидоз. В моче обнаруживаются кетоновые тела, которые обнаруживаются в моче, а также продукты распада выделяются с потом, выделяются легкими. Изо рта запах ацетона появляется, так как легкие тоже участвуют в экскреции.

В норме диабетика по запаху не отличить. Только по запаху ацетона при патологии, апогеем которой будет кома и летальный исход, если не успеть оказать помощь.

Разные бывают запахи. У инсулина специфический запах. Если человек недавно сделал укол, запах может сохраняться некоторое время. Не слишком приятный запах, но сравнить не с чем.

Когда у диабетика снижается уровень сахара в крови, изо рта пахнет ацетоном. Из-за этого часто упавшего диабетика принимают за пьяного и не вызывают скорую. На самом деле этот запах отличается от перегара.

Часто у диабетиков развивается гангрена. Этот запах самый отвратительный. Даже если человек какое-то время побыл в помещении и вышел, запах сохраняется еще долго. Даже проветривание не помогает. Пахнет мертвечиной какой-то.

У меня были знакомые диабетики, но никакого запаха выдающего именно эту болезнь от них не было.

Женщина из соседнего дома по диабету пила таблетки, а мать школьной подруги пока не отняли ногу ходила в больницу и колола инсулин.

Дома у них пахло лекарствами, но я никогда не интересовалась чем пахнет.

У меня есть знакомая диабетик, уже и ногу ей частично отрезали и инсулин она колет. Могу предположить, что если сахар у нее падает, то по идее от нее должно пахнуть ацетоном, но никогда в жизни не чувствовала от нее никакого постороннего запаха.

Мне кажется, если диабетик соблюдает “технику безопасности”, то есть правильно и вовремя питается, делает уколы и т.д., то от него ничем пахнуть не может.

А от любого, даже здорового человека, который элементарно не соблюдает правила гигиены и/или употребляет спиртное или чеснока наелся будет какой-нибудь противный запах. Кстати, чеснок, помимо собственного запаха, еще и запах, напоминающий перегар дает.

Так что от чистоплотных, соблюдающих режим диабетиков ничем не пахнет.

Не секрет, что многие болезни пахнут. И врачам такой факт известен. Особо же чувствительные люди могут и диагноз поставить исходя из того или иного запаха, который ощущается от человека.

Самое интересное, что запах может быть и несильно выраженным. Легче всего таким образом по запаху диагностировать свое собственное тело. Потом врачи удивляются, каким образом удалось поставить диагноз.

Но в этом ничего удивительного нет, ведь нужно лишь прислушаться к своему телу.

Запах же, чаще всего связанный с диабетом, появляется в состоянии, близком к критическому и не стоит игнорировать такой индикатор.

Чаще всего от больных диабетом пахнет ацетоном.

Но такой запах может появиться и в результате длительного голодания.

На определенной стадии диабет начинает пахнуть гнилью, не лесной конечно, а запах гниющего тела. У меня есть соседка, у нее сахарный диабет, болеет она более 20-ти лет и сахар у нее высокий, в связи с этим на теле появились гниющие раны, на начальной стадии они были мало заметны, но сейчас их стало много, по сути это гниющие нарывы по всему телу, естественно этот запах свежим не назовешь, по-началу казалось, что от нее пахнет потом, будто она неделями не моется, но оказалось все куда хуже. По сути человек гниет заживо, и это ужасно. Так, что диабет пахнет смертью, как ни прискорбно об этом говорить, хотя многие диабетики живут с этой болезнью всю свою жизнь, как короткую, так и длинную.

Читать еще:  Инсулинорезистентность симптомы лечение

Лекарства от диабета ничем не пахнут. Потому, что лекарств от диабета почти нет, их очень мало. Это инсулин для инъекций и таблетки метформина. Метформин ничем не пахнет вообще, а инсулин, мне кажется, тоже. Ведь инсулин в ампулах. Может, когда укол себе человек делает, может пахнуть спиртом для протирки места укола.

Диабетики всегда должны соблюдать диеты, связанные с недопущением попадания в организм углеводов, минимизировать углеводы в своём рационе. И в связи с такими диетами, возможно, у больного диабетом, дома могут отсутствовать запахи приготовленной еды, если диабетик, например, не готовит картошку или кашу. А вот присутствие запахов лекарств от диабета, исключается.

Я слышал такую историю: мужчина с острым обонянием порой ощущает от, пардон, женских половых органов какой-то неприятный запах, очень специфический, не похожий на обычные запахи от нарушения правил гигиены или молочницы. Он поговорил со своим знакомым врачом, и тот подтвердил, что действительно у женщин, больных диабетом, появляется этот запах, но он очень слабый, и большинство людей его не ощущают. Причем запах появляется даже при первых стадиях диабета, когда еще сама женщина не знает о диагнозе! Но описать этот запах мужчина не смог.

Зато есть запах, который могут учуять все – это запах ацетона изо рта. Он появляется не только у диабетиков, но и у здоровых людей при значительном нарушении диеты. Это что-то связанное с расщеплением белков и выведением продуктов переваривания пищи из организма. У диабетиков ломается система усвоения, и если они не принимают инсулин, то у них появляется запах ацетона. Но это касается только тех, кому прописан инсулин. А ведь диабет бывает разный, и зачастую диагноз может быть не выявлен в течение нескольких лет, пока ситуация не станет критической!

Так что в целом диабетики ничем не пахнут, во всяком случае, для обычного человека. Нарушения обмена веществ встречаются так часто, что наши носы огрубели и не различают запахи болезней. Но если вы ощущаете какой-то странный устойчивый запах от своего тела, то надо обязательно обратиться к врачам и пройти полное обследование.

А сердечники, между прочим, часто пахнут не корвалолом, а потом. Ибо у них усиливается потоотделение, а сам пот порой приобретает неприятный запах, который не скрыть парфюмом. Корвалолом пахнут не столько сердечники как таковые, сколько пожилые люди, которые имеют просто возрастные изменения, но не ярко выраженное заболевание. Они пьют корвалол и валидол больше от нервов, чем от сердца.

Больные в панике: в России начались проблемы с инсулином

Семь бед – один диабет

30.09.2019 в 19:30, просмотров: 18363

Казалось бы, инсулин всегда был лекарством, дефицит которого невозможно представить даже в самом страшном сне. Обеспечения им больных не должно было коснуться ничто: ни мировые кризисы, ни космические войны, ни санкции, ни перевороты.

Однако система все же не выдержала госполитики в отношении регулирования цен на жизненно важные лекарства — и дала трещину. В закрытых группах больных сахарным диабетом в соцсетях — состояние, близкое к панике. Сообщения о том, что начались перебои с инсулином, поступают из разных регионов. Некоторые пациенты сообщают, что их переводят на отечественный, от которого развиваются побочные эффекты, а импортного скоро не будет вообще. Что происходит — разбирался обозреватель «МК».

Инсулин стали добывать с автоматами

«В конце прошлого года впервые в нашей практике краснодарское отделение лиги добывало инсулин с автоматчиками, — рассказывает председатель Общероссийской лиги пациентов Александр Саверский. — Одной местной жительнице был жизненно необходим инсулин, а ей отказывали несколько месяцев. В конечном счете нам пришлось звонить следователю — и он приехал в поликлинику разбираться с автоматчиками. Инсулин почти сразу нашли. Но мы не можем брать с боем все поликлиники и обеспечивать со следователями нуждающихся пациентов страны. Хотя этот случай — один из индикаторов проблем с лекарственным обеспечением во всей России. До прошлого года проблем с инсулинами лет десять не было. Но в последний год валом идут обращения из разных регионов — Крыма, Подмосковья, многих других. В августе я лично отсидел месяц на телефоне по приему жалоб из регионов — и по инсулинам было много обращений».

Читать еще:  Инсулин показания к применению

Полны тревоги и посты пациентов, а также родителей маленьких больных с сахарным диабетом 1-го типа — инсулинозависимым. Где-то инсулин они получают с большими перебоями. Например, из Кемеровской области пишут, что у них больше года нет инсулина — приходится ездить покупать его в Новосибирск. Из Тулы пришли вести, что пациентам перестали отоваривать рецепты. Люди начали покупать лекарство самостоятельно, а пачка стоит 40–80 долларов. «Каждый раз нам дают разные препараты по принципу «бери что есть». Врач смотрит на стену, на жалобы не реагирует», — рассказывают пациенты. Некоторые из тех, у кого есть возможность, освоили ввоз жизненно важного препарата из-за рубежа. Но этот путь доступен единицам.

Но больше всего пациенты опасаются перевода на российский инсулин, который у нас начинают производить. Боятся не просто так: кто-то уже имел с ним дело — и, как говорится, почувствовал разницу. Из двух регионов сообщили, что аккурат после перевода на него у детей начинались рвота с кровью, боли в животе и пр. Из Калужской области сообщают, что пациент попал в реанимацию; похожий случай — и в Екатеринбурге… Возможно, с препаратом состояние больных совершенно не связано, но повод задуматься есть.

«Вчера меня убили новостью о том, что с сентября РФ отказывается от закупок импортных инсулинов, и диабетиков будут поэтапно переводить на отечественные в рамках импортозамещения. В сентябре уйдут с Лантус и Туджео, в марте — с Новорапид и Левемир, про остальные не знаю, но это коснется всех импортных инсулинов. Как мне объяснили, Россия начала производить свои инсулины, и сейчас идет оформление документации на новые препараты. Чиновник, который мне это сообщил, предупредил, что качество российских инсулинов не сравнимо (в худшую сторону) с американским и датским, который выдают сейчас. Эта новость меня просто уничтожила», — пишет мама маленького пациента из Нижнего Новгорода. Тюменские пациенты сообщают, что их уже начали переводить на российскую продукцию.

Как разъясняет нам мама пациента с сахарным диабетом 1-го типа Ольга, сегодня ее сына обеспечивают импортными инсулинами (в том числе с локализованных в стране производств двух иностранных компаний): «Диабетику 1-го типа нужны два инсулина — базальный и болюсный. Болюсный равномерно впрыскивается с помощью помпы, как в системе полива на полях. Это очень важно для ребенка: не нужно колоть его пять раз в день, помпа устанавливается надолго. Одна упаковка болюсного стоит 2–3,5 тысячи рублей. Сейчас их выдают пациентам при наличии постоянной регистрации. Если ее нет, приходится приобретать инсулины самим. О российских инсулинах информации толком нет».

Если продолжить статистику родительских расходов, то они включают еще покупку тест-полосок (50 штук стоит 1200–1600 рублей; в день нужно не менее 10 раз проверить сахар — в месяц набегает 6–7 тысяч рублей); систем мониторинга с сенсорами, позволяющими измерять уровень глюкозы (один стоит 4500, его хватает на 2 недели); канюли и иголки для помпы, которые меняются раз в три дня (около 6 тысяч рублей в месяц)… «Мы каждый месяц на все это тратим не менее 20 тысяч. Никто бесплатно этим не обеспечивает. До 18 лет давали инвалидность, а после 18 каждая комиссия в каждом регионе и районе по-своему оценивает СД1. Кому-то дают инвалидность, а кому и нет», — рассказывает Ольга.

Инсулин может стать третьим лишним

…То, что ситуация складывается катастрофическая, подтверждает и сайт госзакупок. «МК» уже писал о ситуации со срывом огромного количества (то есть каждого третьего) гостендеров на поставки жизненно необходимых лекарств для больниц и обеспечения льготников. И в первую очередь это коснулось поставок как раз инсулина. Так, за полгода поступило 2,8 тысячи заявок на инсулин, и 692 из них не состоялись. Эксперты отметили, что главной причиной стали заниженные цены, по которым Минздрав предложил продавать фирмам лекарства.

Читать еще:  Инсулин продается по рецепту или нет

Сложнее всего ситуация с закупками — в Саратовской области (сорвана почти половина тендеров), Дагестане и Псковской области (45%), еще в 24 регионах не закупили треть лекарств. «Государство фактически не планирует на 3–5 лет потребности населения, мощности, которые нужны для покрытия, таблетки, которые нужны, не имеет контрактов для этого, а выходит на конкурс, тендер организует, а там — бах, никого нет», — говорит Александр Саверский.

Как рассказал «МК» директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов, перебои с обеспечением пациентов инсулинами, скорее всего, тоже связаны с заниженной начальной максимальной ценой контракта: «Это сейчас основная проблема, и я искренне не понимаю причин, по которым Минздрав так долго тянул с решением. Сейчас под давлением СМИ и экспертного сообщества вроде как ситуация сдвинулась с мертвой точки, и министерство анонсировало изменения в порядок закупки. Надеюсь, в пределах нескольких месяцев ситуация улучшится».

Опасения же пациентов по поводу того, что инсулины могут попасть под действие Постановления №102, в народе получившего название «третий лишний», тоже не беспочвенны. Напомним, что, согласно документу, если у импортного препарата есть два российских аналога, он в госзакупки попадать не должен. Форма введения препарата при этом не учитывается.

«Постановление о «третьем лишнем» может затрагивать препараты с одинаковым составом, но разной формой введения, а от формы введения зависит очень много. Например, жаропонижающих препаратов с ибупрофеном полно, а сироп — только один. Но только он подходит маленьким детям. Эпилептику нельзя дать таблетку — только инъекцию. То же самое с инсулинами», — говорит Александр Саверский.

Тем временем, как рассказал «МК» профессор, заведующий кафедрой эндокринологии и диабетологии Российской медицинской академии последипломного образования Александр Аметов, в России есть государственный регистр больных сахарным диабетом 1-го типа: «Всем пациентам врачи назначают определенные инсулины и определенные схемы. И не должно быть разговоров: этого не хватает, того не хватает… У нас достаточное количество заводов и локализованных производств, в том числе полного цикла — в Орле, Калуге, работает наше производство в Санкт-Петербурге. Российские инсулины прошли исследования и соответствуют международным стандартам. И если где-то нет препаратов — значит, речь идет о нерадивости чиновников, которые не обеспечили своевременный государственный заказ. Менять инсулин пациенту можно только в крайнем случае! Да, бывают взаимозаменяемые препараты, но у каждого — особые характеристики, и некоторые более безопасны. А пациент должен принимать то, что назначил врач, и без перебоев».

…И все же системно проблема с лекарственным обеспечением пациентов в стране не решается. Как отмечает руководитель группы стратегического управления Центра развития здравоохранения Московской школы управления Ирина Свято, у нас нет никакой системы скоординированных действий между министерствами и органами власти. Разница в лекарственном обеспечении разных регионов достигает 7,4 раза! «У нас каждый регион — отдельная страна. Целостной системы управления здравоохранением у нас нет, а это социально дезориентирует страну», — говорит Ирина Свято.

«Мы столкнулись с системой зарегулированности — ни у кого из субъектов обращения нет задачи обеспечения препаратами пациентов, только отдельные фрагменты, — отмечает Саверский. — Целостной системы лекобеспечения в стране нет. Минздрав не знает, что происходит в субъектах Федерации. В результате власти рапортуют, что у нас все чудесно, что препараты закупаются, а по факту их нет — ни в аптеках, ни в больницах. И власти не понимают почему. Любой сбой приводит к тому, что пациент не получает необходимые лекарства. Теперь вот еще Китай объявил о том, что прекращает выпуск дешевых субстанций — значит, отечественные производители не смогут выпускать дешевые лекарства. К введению маркировки на препараты почти никто не готов. Никто не знает общей потребности населения в лекарствах — а 30% пациентов у нас к врачам не ходит. Необходимо вводить контракты на поставки препаратов на ближайшие 3–5 лет, и вообще — в стране нужно принять закон о лекарственном обеспечении».

Заголовок в газете: Семь бед — один диабет
Опубликован в газете “Московский комсомолец” №28089 от 1 октября 2019 Тэги: Кризис, Лекарства, Власть, Здравоохранение Организации: Министерство здравоохранения Места: Россия, Китай

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector